Рудов Михаил Григорьевич – моему дедушке сегодня 100 лет.

Рудов Михаил Григорьевич – моему дедушке сегодня 100 лет.

21.11.2020 5 Автор admin

Прожить жизнь — это достаточно непростое дело. Сколько всего нужно пройти. Познание, открытия, радость, горе, страсть и разочарование. Со временем мы замечаем, что фраза «время летит» это не просто слова – а независящая от нас реальность. Каждый раз, когда мы слышим эту фразу – какой-то защитный механизм в нашей голове заставляет ее игнорировать. Мол это не про нас. Это для кого-то другого у оно летит. У меня еще куча времени и я подумаю об этом когда-нибудь лет так через пятьдесят. –

Но годы все таки идут, проходят десятилетия, мальчики становятся мужчинами, мамы становятся бабушками, рождаются и растут следующие поколения. Смотришь на жизнь с высоты прожитых лет и думаешь – а какой в этом вообще смысл?. Современные гуманистические ориентиры общества говорят нам что смысл жизни в том, чем мы ее наполняем и для чего живем. Вроде бы понятно – но не знаю как вас, но по мне формулировка так себе. Все равно получается как-то локально. В рамках одной жизни. Получается с человеком уходит и его смысл жизни.

_ Видя то как мы бессильны пред временем у меня появляется сильное желание как-то с этим побороться. Не могу примериться с тем что вот так был человек и не стало. Хочется пытаться вцепиться когтями в это невидимое полотно мира перед тем, как время унесет память о тебе в вечность, в забвение. _

Уже давно я понял – что если ты чего-то не знаешь – то этого как бы и нет. Если человек прожил и ушел и о нем никто не знает и не помнит – то его как бы и не было. _

Хочется побороться, оставить следы-царапины на вечных камнях этой планеты. Чтобы те, кто рождаются и растут после меня видели – я был, я говорил, думал и творил. _

В последние годы я стал очень много снимать. Видеозаписи – отпечатки ушедшего времени. Хорошо, что можно оставить хоть что-то. Но порой возникает желание запечатлеть то, что никто не фотографировал и не снимал. Тут есть старый добрый способ – письменное и печатное слово. К этому инструменту хочу я и прибегну для того, чтобы достать из на поверхность память о моем дедушке. Чтобы осталось что-то в интернете (говорят, что из него нельзя ничего удалить). Чтобы осталась память об этом человеке. В общем вы поняли, что я хочу. Я расскажу об этом человеке. _

Рудов Михаил Григорьевич – родился 21 Ноября 1920 года. Умер весной 2000 года, на пасху в страстную неделю. Мне тогда было 16 лет. Деда я искренне любил – чувствовал какое-то родство и связь с этим человеком. Он же сколько я помню отвечал мне тем же, всегда поддерживал и защищал. Учил чему мог, всячески защищал и поддерживал. _

Он родился в 1920 году. Хутор Дугино который относился к станице Елизаветинской, области Войска Донского. Тогда еще шла гражданская война. Донские казаки примкнувшие к белому движению все еще тягались с красными и было не до конца понятно чья возьмет. _

Никакой Ростовской области тогда еще не было. Была свободная земля донских казаков – особый субъект империи. Вскоре гражданская война закончилась и область войска донского упразднили и каждые пять-лет территории нарезали по новому каждые пять-десять лет образовывая новые субъекты РСФСР. Донская область, южный край, северо-кавказский край и все в таком духе. _

Дед один из последних родился с этнической и сословной принадлежностью – казак. Это сейчас – казаки что-то вроде субкультуры, чудаки которые наряжаются в костюмы начала 20 века и устраивают свои тусовки (так же как это делают и фанаты анимэ, фэнтези, ролевики-реконструкторы и так далее). 100 лет назад в слове казак никакой клоунады не было, это был этнос и сословие. _

Позднее коммунисты окончательно переформатировали все что осталось от Российской Империи – в том числе и национальности. Гражданин советского союза мог выбрать себе любую из списка признанных национальностей. И конечно же национальности казак там не было. Так все коренное население дона стало называться русскими. _

Сбылись страхи донских казаков. Они сильно боялись, что их поровняют с мужиками-лаптежниками, еще вчера крепостными, фактически рабами. Лично меня всегда коробит когда кто-то в отношении меня употребляет слово мужик. Я знаю, что для моих предков это слово было как оскорбление – поэтому в таких случаях сразу вношу ясность. Я не мужик – я мужчина. Кто-то скажет – «Тимур, какое это имеет значение, не все ли равно?». А я скажу нет, не все. Может быть это одно из тех вещей что объединяет меня с предками, дает возможность чувствовать свой род. Что я именно казак а не русский мужик. _

Пока дедушка рос, его этнос истреблялся. Дело в том, что казаки имели свободу, земли и привилегии. А это никак не подходило под определение эксплуатируемого народа, от имени которого большевики устанавливали свою власть. Каждый третий из мужского казачьего населения Дона был убит. Если не считать стариков и детей – истребили всех. В Ростове есть проспект Сиверса — это он и ему подобные твари – притворяли в жизн план по переформатированию донского края. Они считали что казаков следует ликвидировать как социальную, культурную и сословную общность. И надо сказать – им это удалось. Этноцид в отношении донских казаков был совершен – национальная идентичность и самосознание коренного населения дона были стерты. Так мой дедушка и все его потомки, в том числе и я стали русскими. _ Шло время, и дед рос в условиях нового государства. Его юность пришлась на тридцатые годы. По тем временам он получил серьезное образование 7 классов общеобразовательной школы. Затем, его дядя помог ему устроиться в паровозоремонтное депо в Ростове. Там дедушка трудился до призыва в армию. В 1939 году деда призвали в РККА – Рабоче-крестьянскую красную армию. _

Служба его проходила в частях которые стояли на западных границах СССР. Он был один из тех советских солдат, довоенного образца которые приняли первые и самые сокрушительные удары немцев. Затем месяц за месяцем перемалывали кадровые немецкие части для того, чтобы к зиме 41 года немецкое наступление выдохлось и его смогли остановить под Москвой. Это то самое войско что было сокрушено беспощадными и мощными ударами немцев. Которое поностью или частично потом предпочитали забыть и замолчать. _ Дед повоевал две недели. Седьмого июля 1941 года попал в плен в 65 километрах от Минска. О том времени он говорил «дали по нам, и мы разбежались как зайцы по лесу», ну или что-то похожее не это. В архиве министерства обороны есть запись о потерях – указано что он воевал в 706 стрелковом полку. Я искал дальнейшую историю этого номера – но ничего не нашел. Видать эти части были разбиты и потеряны. Позже к концу войны был сформирован другой стрелковый полк под этим номером, но он не имел отношение к тому войску, в котором был мой дед в начале войны. _

4 года он провел в лагере военнопленных. То, что дед выжил – просто чудо и большая удача. Так как шансы не погибнуть были минимальны. Страдания и лишения которые он перенес вместе с сотнями тысяч таких же как и он пленных войнов – никакому описанию не поддаются. Поэтому я не буду пытаться. Большое спасибо людям которые разбирали и оцифровывали личные карточки из немецких лагерей военнопленных. Я скачал скан его карточки. На фотографии дедушка в возрасте 20 лет, это самая его молодая фотография. _ Весной 1945 года шталаг номер 4, лагерь военнопленных где он содержался был освобожден американскими войсками. Деда освободили и передали советской стороне. К его счастью, он избежал долгих следствий что тогда проводились над теми кто вернулся из плена. Была острая нехватка солдат. Дедушку сразу зачислили в действующую армию. Ему пришлось участвовать в берлинской наступательной операции. Война закончилась, но его не отпустили из армии сразу, еще больше года он дослуживал в Германии. _ Вернулся он домой в хутор Дугино в 1946 году спустя 7 лет после того как ушел в армию. Что сказать. Он был один из тех, кто чудом выжил, одним из тех кто взял на себя тяжесть этого величавшего бедствия человечества. Он был одним из тех ктому предстояло остасраивать и восстанавливать страну. Вернувшись домой, он был еще молод – 27 лет. Ему предстояло жить. _ Он женился на моей бабушке Надежде Дмитриевне Краморовой, она из того-же Хутора, буквально с соседней улицы. У него родилось трое детей. Мой отец Анатолий Михайлович, Дочь Муза Михайловна и младший сын Евгений Михайлович. _ После войны не без трудностей налаживался быт местного населения, в том числе и семьи моего деда. Отстроили очен хорошее подворье и хозяйство. Жизнь из послевоенной трансформировалась в мирную. _

После войны дед выбрал профессию связанную с морем. Он был судомехаником. В нашем хуторе был создан рыбколхоз имени Чкалова. В этом колхозе и прошла вся его последующая трудовая биография. У меня прямо сейчас перед глазами лежит его трудовая книжка и я вижу весь его трудовой путь. _ 27 Июля 1947 года –

Трудовая книжка заведена. Запись «общий стаж работы по найму до послупления в Елизаветинскую МРС составляет 4 года. Записан со слов стаж 4 года. _ Далее идут 18 записей о сменах должностей и смене судов на которых он работал. Начал в 1946 году помощником моториста, после чего работал мотористом и механиком на рыболовецких судах. За плечами походы в черное и азовское море. Промысел рыбы. Пиком карьеры деда стала должность начальника флота в его рыб колхозе. По нынешним меркам это как пройти путь от машинного кадета до технического менеджера судоходной компании. _

Насколько я понял по разговорам – семья считалась по тем временам зажиточной. Правда надо сказать что в те времена жили люди помнившие войну. Для них – было иметь что поесть и во что одеться – за счастье. _ В 1986 году он вышел на пенсию в возрасте 66 лет. Но тем не менее образ жизни вел весьма активный. Руки росли откуда надо, голова тоже работала хорошо. Мастерская и гараж что он имел на своем подворье были самой настоящей ремонтной мастерской. В его гараже то и дело стояли автомобили и тяжелые мотоциклы которые ему привозили на ремонт и обслуживание. Помимо пенсии всегда имел доход и в доме всегда всего было в избытке. _ Нрав имел крутой. Мог разозлиться и разнести всех и все что попалось под руку. Однако быстро отходчив и доброжелателен. Я еще в детстве отчетливо замечал, что дед пользуется большим уважением во всех местных хуторах. _

В быту был очень аскетичен, скромен, бережлив. Многие вещи берег и так и не надел.

Был аполитичен и не верил в построение коммунизма. Его спрашивал мой отец мол – неужели вы не верите, что мы страну построим как надо. А он говорил мол не верит, мол материал не тот. Вон у немцев получится. Здесь нет. Вот спрашивается, откуда он еще тогда знал? _

Родился он за два года до основания СССР, прожил еще 9 лет после того, как СССР не стало. Не знаю, что он думал о делах в стране. Возможно, он совсем о них не думал. Знаю, что он отлично справлялся с делами в своем хозяйстве. Но конечно же обидно что ему пришлось наблюдать за тем, как распадается на куски страна, в которой он столько пережил и где прошла его жизнь. _

В 1995 году умерла бабушка, она была на десять лет младше его и ушла совсем рано. Когда она лежала в гробу и дед сел рядом с ней – он заплакал и стал причитать. Это был единственный раз, когда я видел, что он проявил какую-то нежность к бабушке. _

Умер дедушка солнечным весенним днем 2000 года. Утром проехался по хуторам на своем тяжелом мотоцикле. Затем обрезал виноград. К нему зашел его приятель. Они сели на лавочку поговорить о местных делах. Посреди разговора он почуствовал боль в грузи, наклонился в перед и умер. _ Многие позавидовали тому, как он ушел. Не дожил пол года до юбилея 80 лет. Обстановка на его похоронах не была мрачной. Пришло много людей чтобы попрощаться. Мне в то время поручили заботы по развозу людей и имущества для организации похорон. Я был очень рад помочь и старался везде помочь и поучаствовать. Мне льстило что мне как взрослому доверили машину и все важные дела. Когда выносили его гроб и он не проходил в двери, я был одним из тех кто доставал тело дело и аккуратно проносил его за узкие двери чтобы снова положить в гроб. Я не чувствовал ни страха ни каких-либо других плохих эмоций когда нес, а потом снова укладывал в гроб своего деда. _

Похоронен дед на кладбище хутора Обуховка, недалеко от старинной церкви. Эти места для меня являются чем-то очень сакральным. Там же находится старейшая сохранившаяся могила моей семьи, моего прадеда. – Григория Федоровича Рудова, где он лежит рядом со своей женой Марией Федоровной. Когда я бываю в Ростове я каждый раз еду в те края. Смотрю на хутора, пытаюсь разглядеть и представить себе прошлое. Почувствовать связь с предками. _

Ну что же. Вот такой подарок на 100 летний юбилей моему дедушке. Я достаю на поверхность память о нем. Пытаюсь сохранить его в информационном наследии человечества. Можно сказать – сегодня я поставил ему памятник. Только не каменный, а цифровой, в виде стнаничке за записью на моем сайте. Этот памятник не покосится и не упадет. За ним не нужно ухаживать. _ Я хочу верить, что люди не умирают, и дед не ушел. Что он где-то за моей спиной смотрит и помогает мне. Если это так – то, самое время сказать, с днем рождения вас дедушка – мы вас помним. _

Пока писал эту статью – кое что понял. Смыслом жизни моего дедушки была семья. Его дети и те, кто родится у его детей. Ради нас, своих потомков, в том числе и ради меня, и моей дочери Марии которой сейчас 7 лет – он выживал в окопах и в плену, ради нас он жил и боролся. А раз живы мы, то и смысл его жизни жив.. _

Как хорошо что я это понял. Это одна из причин – почему я пишу статьи и создаю видеоконтент. Сам понимаю и пытаюсь помочь понять другим. Вспомните тех, без кого вас бы не было. Соберите остатки памяти о них и сохраните для будущих поколений, как это сделал сегодня я. _

Капитан Рыжая Борода (Тимур Анатольевич Рудов) т/х Newmax, Восточно-Китайское море. 30 СШ 124 ВД.

+55